Доходы в налоги

Налог на добавленную стоимость, или НДС — это самый собираемый налог в России. Ежегодно бюджет получает от него колоссальный доход: например, в 2019-м государство заработало за счет НДС почти 7 трлн рублей. В прошлом году власти планировали собрать еще больше, но пандемия коронавируса внесла свой вклад в экономику, поэтому надежды не оправдались.

Максимальное наказание по ст. 199 УК РФ («Уклонение от уплаты налогов») – шесть лет лишения свободы.

Широкая аудитория узнала о системе возмещения НДС в прошлом году после назначения Михаила Мишустина премьер-министром. До этого он 10 лет возглавлял Федеральную налоговую службу. А в декабре 2020-го издание «Открытые медиа» опубликовало расследование, в котором говорится, что теперь уже бывший зять Мишустина Александр Удодов проходил свидетелем по уголовному делу о незаконном возмещении НДС более чем на 5 млрд рублей. Сейчас же он является фигурантом уголовного дела об отмывании денег за рубежом. Это дело расследуют в Германии и Швейцарии. В России — нет.

В истории с Удодовым на НДС незаконно зарабатывали бизнесмены, получая деньги буквально из воздуха. Но, как выяснил Vot Tak TV, схема работает и в обратную сторону – госорганы вынуждают легальных предпринимателей переплачивать по этому налогу, чтобы пополнить резервы бюджета. Этот текст о том, как выживают бизнесмены, не женатые на сестре главы ФНС.


ДАВЛЕНИЕ И ОБЭП

«Когда нас вызвали в первый раз в налоговую инспекцию, речь шла о 3–4 млн рублей, а сейчас уже 12 млн. Может, они какие новые разрывы находят, я не знаю. Нас пугали ОБЭПом на встрече. На одной из них сидел представитель ОБЭПа. Мы были уже в сопровождении юристов, мы стали разговаривать, он, видимо, понял, что ситуация не в их пользу, и он посидел минут 5 и уехал. Пока сидел, что-то записывал, давил психологически. Перед нами в этом кабинете была какая-то девочка, она вышла с огромными глазами, говорит — они ужасно давят. Действительно, когда ты приходишь один, ты некомфортно себя чувствуешь. Там сидят 5–6 человек, все тебя в чем-то обвиняют, и ты начинаешь уже верить в это», — говорит бизнесмен, который занимается поставками промышленного оборудования в Петербурге. Рассказать свою историю он согласился на условиях полной анонимности, так как его взаимоотношения с налоговой службой по-прежнему не прояснены.

По словам собеседника, проблемы с ФНС начались примерно год назад. Тогда налоговая служба сообщила ему, что возник так называемый налоговый разрыв с поставщиком. Речь идет о ситуации, когда один из предпринимателей в цепочке купли-продажи отчитался, что ничего никому не продавал, то есть подал в налоговую «нулевую декларацию».

«Мы стали ходить разбираться, что за история, мы получали вызовы один за одним. И в конечном итоге нам сказали, что у нас прямой разрыв. Теперь налоговая хочет, чтобы мы доначислили налог 20%. Речь идет о сделках 2018 года. Налоговая утверждает, что наш контрагент подал уточненную декларацию. На что мы отвечаем – это не наши проблемы. Кто-то что-то подал, почему мы должны за это платить? У нас достаточно крупные, серьезные заказчики, которые подписывали все документы. И поставить под сомнение сделку достаточно сложно в нашем случае. Мы налоговой говорим: идите к конечному потребителю оборудования, он подтвердит, что оборудование получил, факт передачи оборудования был, а значит, и сделка состоялась. Мы предоставляли все документы в бумажном виде. Я понятия не имею, как вообще могла возникнуть такая ситуация. Это парадокс», — удивляется бизнесмен.

В одном из отделений ФМС. Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС / Forum

Схема теоретически может выглядеть следующим образом. Инспектор видит, что одна из организаций-продавцов ликвидируется. Он может ее «обнулить». А покупателю сообщить, что его контрагент не подтвердил вычет. Покупателю приходит письмо, в котором говорится, что налоговая предполагает в данном случае схему уклонения от налогообложения и просит его доплатить в бюджет, например 50 млн рублей. Но уже в личном разговоре сказать, что вы можете заплатить государству только 5 млн рублей, в таком случае проблема будет исчерпана.

«Это может делаться для получения доначислений, например. Кроме того, система поощрений — бизнесмен сам заплатил 5 млн или же вы нашили у него эти 5 млн и заставили заплатить — второй сценарий лучше, потому что это сделали вы, контроль. А если вы это сделали в рамках камеральной проверки, то это вообще супер», — поясняет Михаил Яковлев, эксперт по налогообложению, генеральный директор компании «Сектор».

При этом собеседник издания предоставил в налоговую службу все документы в бумажном виде, они подтверждают, что его деятельность полностью легальна. Но, несмотря на это, он продолжает совершенно бессмысленное взаимодействие с инспекторами.

«Я им говорю, блин, я хожу к вам как домой к себе, мне надоело уже. Последние две встречи были как под копирку, один в один. Они говорят: “Ты виноват”. Я говорю: “Я не виноват”. 20 минут разговора, они говорят: “Ну ладно, до свидания”. В нашем случае речь идет о доначислении примерно 12 миллионов».

При этом бизнесмен полностью исключает возможность того, чтобы согласиться с требованиями налоговиков. «Даже если бы было 10 рублей, я бы не стал им платить. У меня есть знакомый, они заплатили в аналогичной ситуации, у него была небольшая сумма претензий – 500–600 тысяч, он решил, что проще будет не спорить с налоговой. В итоге сумма претензий только выросла после этого. Налоговая ведь понимает, что если ты платишь, значит, чувствуешь за собой какую-то вину, значит, на тебе можно ездить. Я знаю как минимум три подобных примера».

Бизнесмен отчасти объясняет действия ФНС нежеланием перетруждаться. «Судя по тому, что я выяснил, налоговая по этим доначислениям собирает столько же, сколько и по выездным проверкам. Это огромные деньги на самом деле. Но в случае с выездной им надо провести серьезную работу, а тут делать ничего не надо. Просто отправил письмо, человек испугался и доплатил», — предполагает он.

Пример такого письма есть в распоряжении редакции:


ОТДАЛ И ДО СВИДАНИЯ

Налоговая может заставить бизнесменов уточнять декларации до 999 раз. Иногда это может использоваться как инструмент давления. Кроме того, если грамотно организовать разрыв, то он перейдет на другую инспекцию.

«Инспекция по иронии судьбы попадает в гонку, которая напоминает гонку обнальных компаний. Есть инспекция, которая пользуется нечестными приемами, и она выходит в топ по результативности. Если ты не будешь этого делать, то ты оказываешься внизу. Формируется порочная система. Мотивация на успех может быть разной: я вижу, что этот контрагент нарушает, и я хочу, чтобы он перестал воровать. Инспектор нарушает закон, чтобы пресечь данную ситуацию. По стечению обстоятельств эти действия вознаграждаются финансово, если инспектор будет так делать, то и результативность всей инспекции будет расти. Вторая мотивация — я хочу получать больше премии, поэтому я это сделал. Третья мотивация — получив инструмент незаконной работы, ты можешь применять его как угодно», — считает Яковлев.

В ситуации со спорным налоговым разрывом оказался еще один собеседник издания. На этот раз это бизнесмен, который занимается строительным бизнесом.

«Меня вызвали в налоговую, там назвали контрагента, с которым проблема. Этот контрагент был ликвидирован, относительно недавно. Работали мы с ним в 2017–18 годах. Звоню им тут же – задаю вопрос. Мне говорят: “Ты что? Все в порядке, мы ликвидированы”. Мне же инспекторы в ФНС говорят, что у моей компании за четыре периода полностью отсутствуют подтвержденные контрагентом сделки. Доплатите сумму. Сумма там примерно 12–14 млн. Как вы понимаете, если отменяются эти сделки, считается, что эти деньги якобы я заработал – я еще с них должен налог на прибыль заплатить. То есть 14 умножайте еще на два. Порядка 25–30 млн», — рассказывает он.

Если же предприниматель согласится оплатить эту сумму, то ему придется закрыть свой бизнес. Об этом он, конечно, сообщил инспектору.

Но и в данной ситуации ФНС нашла выход:

«Мне предложили, вы не поверите, рассрочку. Они сказали, что я могу написать расписку и платить в течение года-двух. Главное, чтоб я начал платить, я так понимаю их политику».

Собеседник издания отмечает, что у каждого легального бизнесмена есть все документы, подтверждающие его правоту, в бумажном виде:

«Но у каждого нормального все равно найдутся огрехи. Все равно то бухгалтер не досмотрел, то кладовщик недоподписал, то не там кто-то где-то расписался. Другой вопрос в том, что дана, видимо команда “фас” откуда-то свыше. Бюджетных денег потрачено много в короновирусный год. Их надо срочно вернуть. А кто их будет возвращать, кроме как не ведомство, которое имеет возможность давления на малый бизнес. С крупняком, опять же я по опыту – общался, не связываются по одной простой причине, что у них колоссальный штат юристов и адвокатов, которые в тряпки разорвут просто этих инспекторов и все».

В тоже время, чтобы избежать лишних встреч с инспекторами, наш собеседник готов был бы пойти навстречу налоговой, если бы сумма требований не была бы столь значительной. «В принципе, этих денег нет. Если бы была обозначена сумма в 500–700 тысяч, предположим. По большому счету, чтоб отстали — да ехало-болело! Отдал и до свидания. И вот логика таких, кому мелочь пришлют, – их наверняка достаточно много. Кто не будет копаться, а 200, 300, 500 тысяч рублей заплатят и до свидания. Главное – отстаньте от меня и не задавайте лишних вопросов», — говорит предприниматель.

Президент России Владимир Путин и глава ФНС Данил Егоров. Фото: Алексей Никольский / ТАСС / Forum

По его словам, несмотря на все заверения властей, проверок бизнеса стало только больше. «С нашим государством бороться невозможно. Чем белее и прозрачней схема, тем больше к тебе внимания и вопросов. У нас, видимо, не любят, чтобы все было честно и прозрачно. Сейчас уже четыре года я строю абсолютно прозрачный, вот абсолютно от “А” до “Я” бизнес. Там все до копеечки. У нас там налоговая нагрузка сумасшедшая, все платится. Но при этом внимание к нам. И опять же, нашей налоговой за период пандемии было сказано, чтобы снизили количество проверок. За полгода этого количества требований и запросов больше, чем за 10 лет существования компании».


КЕЙСЫ С ДОНАЧИСЛЕНИЕМ НДС

В 2019 году компания из Кемерово оспорила в суде доначисления НДС на 12 млн рублей. Издание РБК ранее писало, что налоговые органы во время выездной проверки выяснили, что комбинат «Кузбассконсервмолоко» покупал сырое молоко у трех перекупщиков. При этом посредники участвовали в поставке лишь на бумаге — фактически молоко продали напрямую сельхозпроизводители, которые освобождены от НДС. В результате компании доначислили 4,2 млн рублей НДС и 11,8 млн рублей налога на прибыль, а также пени и штрафы. Но руководство предприятия решило оспорить это в суде. В итоге Арбитражный суд Кемеровской области частично встал на сторону бизнеса и отменил доначисления по налогу на прибыль.

В 2017-м Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти признал решение ФНС о налоговых доначислениях ООО «Деловые линии» на сумму 1,6 млрд рублей законными. ГК «Деловые линии» – один из крупнейших игроков на рынке автомобильных грузоперевозок. Парк автомобилей составлял на тот момент около 4 тысяч единиц, а в штате числилось примерно 20 тысяч человек.

В 2018-м Славянский судоремонтный завод попытался оспорить решение суда по иску от Межрайонной инспекции ФНС также о доначислении НДС. Речь шла о сумме почти 7 млн рублей. Однако в этом случае ФНС победила в суде, деньги компания была вынуждена заплатить.

Работник налоговой службы в отделении ФНС. Фото: Дмитрий Феоктистов / ТАСС / Forum

В начале 2019 года Воронежский завод Kellogg также вступил в судебный спор с налоговой по поводу доначисления НДС. Компания оспаривала требования на 50 млн рублей. Это дело все еще находится на рассмотрении. А вот компания «Брюкке» в Алтайском крае смогла оспорить решение ФНС о доначислении 5,5 млн рублей НДС. Это дело суд рассматривал еще в 2017 году.

По оценкам консалтинговых фирм, в последний год число подобных ситуаций увеличилось в разы, обращения исчисляются сотнями, хотя официальной статистики не существует. Практически невозможно оценить и финансовые потери, но, по разным оценкам, речь идет о сотнях миллионов рублей. По мнению собеседников издания, таким образом сотрудники ФНС пытаются улучшить показатели инспекций и увеличить поступления в бюджет, которые и так сильно сократились из-за пандемии коронавируса.


ВСЕ РАДИ БЮДЖЕТА

«То, о чем я сейчас буду говорить, не имеет 100%-й доказательной базы. Нет доказанных фактов подобного мошенничества. Тем не менее нельзя исключать, что подобное развитие событий вполне возможно. У инспектора на руках есть все данные, необходимые для получения всей информации о лицах, подающих декларацию. У него есть паспортные данные, копия первой страницы устава и прочее. То есть если инспектор соберет все эти данные вместе и приложит капельку смелости, то он сможет подделать доверенность на себя или на свое доверенное лицо. Доверенность на действие конкретной организации. Делать это опасно и незаконно», — подчеркивает Михаил Яковлев.

При подобном развитии событий инспектор должен быть уверен, что бизнесмен не станет с ним выяснять отношения, а просто пойдет на поводу и заплатит нужную сумму. Важно понимать, что в большинстве случаев речь не идет о коррупции в чистом виде – инспекторы не получают деньги лично, они лишь вынуждают предпринимателей платить в бюджет.

«Что стало основной морально-этической проблемой – малый бизнес намного меньше защищен от претензий, потому что маржинальность бизнеса не позволяет иметь хороших адвокатов, юристов и прочее. Мелкие предприниматели “боятся портить отношения с налоговой”. При этом, я подчеркиваю, невозможно испортить отношения с налоговой. Отстаивать свои права намного выгоднее. Налоговая — это не конкретные люди, налоговой плевать, как ты себя ведешь», — говорит Яковлев.

«Разрывы НДС – это, пожалуй, самая актуальная тема налоговой службы. Сегодня основной упор налоговой службы сделан на выявление случаев незаконного возмещения НДС, — говорит Владислав Варшавский, управляющий партнер юридической компании “Варшавский и партнеры”. — Недостаточно предоставить только идеально оформленные документы между налогоплательщиком и его контрагентом – необходимо доказать, что в результате совершения финансово-хозяйственной операции между сторонами в бюджете сформирован источник для возмещения НДС. Другими словами, если последний из участников сделки не уплатил налог в бюджет, то налоговый орган это увидит».

По его словам, наиболее часто разрывы НДС возникают в двух сферах бизнеса: стройке и перевозке. Это те отрасли, в которых традиционно требовалось и требуется много наличных денег для оплаты услуг своим контрагентам.

Строительство нового жилья в Москве, 2020 год. Фото: Константин Кокошкин / Russian look / Forum

 

«И к сфере строительства, и к сфере перевозок налоговая служба предъявляет многочисленные претензии по налоговым разрывам. Предпринимателей вызывают на специально созданные комиссии, на которых предлагают уточнить действительные налоговые обязательства, прямо указывая на проблемных контрагентов. От предпринимателей зависит, соглашаться с таким “предложением” либо нет. Как правило, если предприниматель не соглашается, ему активно напоминают о выездной налоговой проверке и уголовной ответственности.

Разрывы по НДС – довольно распространенная практика. Зачастую с этим сталкиваются и вполне добропорядочные налогоплательщики. Стоит отметить, что практика налоговиков по выявлению разрывов набирает обороты. Думаю, что в ближайшие годы она не утратит актуальности», — резюмировал эксперт.

Vot Tak TV еще в середине декабря направил запрос в ФНС с просьбой прокомментировать ситуацию. Но ответа так и не получил.

Ирина Ананина, журналист «Эхо Москвы в Петербурге» – для Vot Tak TV

Поделиться: