Криминальный fashion. За что завели уголовное дело против H&M

За что завели уголовное дело против H&M
Федеральная таможенная служба завела уголовное дело против российского подразделения бренда H&M.
Речь идет об уклонении от уплаты пошлин более чем на 3 млрд рублей.
При этом финансовые сложности у одной из крупнейших сетей Европы возникли задолго до преследования в России.

За что завели уголовное дело против H&M

Уголовное дело против российского подразделения сети по продаже одежды H&M завели еще в декабре прошлого года. Федеральная таможенная служба (ФТС) считает, что филиал не включил в декларации 2016–2019 годов часть лицензионных сборов, которые она платит материнской компании, об этом сообщает агентство Bloomberg. Вместе с тем, судя по данным отчетности, у H&M весь прошлый год были финансовые сложности – чистая прибыль компании по итогам 2020 года рухнула более чем в 10 раз.

ТАИНСТВЕННЫЕ СБОРЫ

Подробности претензий ФТС к H&M пока не известны. По данным источников Vot Tak TV, в российском подразделении сами до конца не понимают, о каких именно лицензионных сборах на 3 млрд рублей идет речь. В головном офисе компании в Стокгольме изданию Bloomberg подтвердили, что идет расследование, но его детали не сообщили.
При этом изданию Forbes в компании сказали, что платят налоги в соответствии с «положениями и нормами международного права, а также с локальными положениями и нормами местного законодательства».

Более того, по словам представителей компании, они до сих пор не получили каких-либо документов от российских правоохранительных органов. Если силовики смогут доказать вину компании, то фигурантам дела может грозить до 12 лет лишения свободы.

«Судя по информации СМИ, требования ФТС заявлены в отношении неуплаченных таможенных платежей за предыдущий период. Можно предположить, что таможенным органом была проведена таможенная проверка за предыдущий период. Глубина проверки сможет составлять три года. Думаю, что компания неправильно заявляла таможенную стоимость товара, не включая в нее лицензионные и иные подобные платежи за использование объектов интеллектуальной собственности, которые относятся к ввозимым товарам»,

– говорит Владислав Варшавский, управляющий партнер юридической компании «Варшавский и партнеры».

Он подчеркивает, что H&M размещает большое количество объектов интеллектуальной собственности на своей продукции. Это прежде всего зарегистрированные товарные знаки. Таможенным законодательством четко определен перечень дополнительных начислений. Лицензионные платежи должны быть включены в таможенную стоимость.

«Зачастую вопрос о выплате лицензионных платежей регулируется отдельным от договора международной купли-продажи договором. И если декларант (импортер) не заявляет о наличии такого договора и платежей по нему, то таможня без проведения проверки об этом может и не узнать. В данном случае после проведения работы в рамках таможенной проверки эти обстоятельства стали известны таможенному органу»,

— пояснил Владислав Варшавский.

РЕПУТАЦИОННЫЕ РИСКИ

Специалист по запуску и развитию e-commerce брендов и торговых сетей Евгений Горцев рассказывает, что существуют три варианта выхода зарубежных ретейлеров на российский рынок. Первый – западный бренд заходит на рынок через какого-нибудь дистрибьютора. Последний строит ему сеть, и бренд затем эту сеть выкупает, открывает свое юрлицо. Второй вариант – бренд сразу самостоятельно заходит на рынок, но это сложнее. Ну и третий вариант — Cross Border (трансграничная электронная торговля. – Примеч. ред.), но так ретейлеры делают крайне редко.

Магазин H&M в Москве в 2009 году. Фото: Денис Синяков / Reuters / Forum
Магазин H&M в Москве в 2009 году. Фото: Денис Синяков / Reuters / Forum

В свою очередь, Светлана Гузь, управляющий партнер бюро юридических стратегий LEGAL to BUSINESS, подчеркивает, что сумма в 3 млрд рублей не слишком большая в данном случае:

«Учитывая обороты ритейлера и период проверки (2016–2019), сумма доначислений, на мой взгляд, не должна вызывать удивление. Тем более не известен размер (ставка) лицензионных платежей, которые уплачивались за использование объектов интеллектуальной собственности, то есть на сколько в результате проверочных мероприятий увеличилась стоимость товара».

Подобные споры, по словам Светланы Гузь, не уникальны. «В то же время компании, несущие репутационные риски в связи с нарушением законодательства, устраняют нарушения добровольно, если не уверены в твердости правовой позиции»,

— говорит она.

ФИНАНСОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Согласно данным агентства «Финмаркет», по итогам всего 2020 финансового года чистая прибыль шведской Hennes & Mauritz AB (H&M), владельца второй по величине в Европе сети магазинов одежды, рухнула до 1,2 млрд крон ($143,7 млн по актуальному курсу здесь и далее) с 13,4 млрд крон ($1,6 млрд) годом ранее. Одновременно с этим выручка упала до 187 млрд крон ($22,4 млрд) по сравнению с 232,7 млрд крон ($28 млрд) в 2019-м.

Проблемы существуют и с точками продаж:

так, компания планирует открыть около 100 новых магазинов в 2021 году, при этом закрыть 350 действующих в настоящее время. Но при этом за последние три года капитализация компании подскочила почти на 27% и составляет сейчас около 308 млрд крон. В период с 1 декабря по 27 января выручка компании упала на 23%. Сейчас 1,8 тыс. магазинов компании закрыты, что составляет 36% от общего их числа.

На сегодня 1,8 тыс. магазинов H&M (36% от общего их числа) по всему миру закрыты из-за пандемии.
На сегодня 1,8 тыс. магазинов H&M (36% от общего их числа) по всему миру закрыты из-за пандемии. На снимке – пустые полки в магазине H&M в торгово-развлекательном центре AFIMall City в Москве в 2011 году. Фото: Максим Новиков / ТАСС / Forum
Штаб-квартиры компании находятся в Стокгольме и Нью-Йорке.

В мире открыто около 5 тыс. магазинов сети в 74 странах. Компания владеет такими брендами, как COS, Weekday, Monki, H&M Home, & Other Stories, Arket и Afound.

«H&M до сих пор работает так, как будто на улице нулевые годы, а на дворе уже двадцатые, и решения надо принимать быстро. Надо двигаться в ногу со временем в технологиях. Очень жаль традиционный офлайн-ретейл. Я называю это бесперспективными компаниями с большим потенциалом, потому что у них все есть, но из-за того, что они недостаточно современные и гибкие, они начинают проигрывать на рынке. У больших компаний – большая инертность. И даже если принимаются плохие решения, то это не сразу сказывается. Но с пандемией все эти процессы значительно ускорились»,

– отмечает Евгений Горцев.

Ирина Ананина для Vot Tak TV

Поделиться: